Курдистан, новости, политика, диаспора
KURDISTAN.RU

новостной сайт о событиях в курдском регионе

ежедневные новости политики, культуры и социальной жизни Курдистана

kurdistan.ru - новостной проект

Биография Мустафы Барзани (речь Х.Бабакра на вечере памяти курдского лидера 28 марта 2011 года)

Просмотры4098Комментарии0 уменьшить шрифт нельзя увеличить шрифтоткрыть версию страницы для печатиразвернуть
2011-03-31
Биография Мустафы Барзани (речь Х.Бабакра на вечере памяти курдского лидера 28 марта 2011 года)

В курдской истории, наверное, нельзя отыскать людей, оставивших столь же глубокий след, как Молла Мустафа Барзани. До него, мы видим отважных вождей восстаний, быстро вспыхивавших, но быстро и подавлявшихся; мы видим и таких людей, которые делали попытки организовать курдскую государственность. Но Мустафа Барзани, будучи вождем восстания, подобно Езданширу и шейху Саиду; создав (хотя и без провозглашения независимости) курдские де-факто государственные структуры, подобно Махмуду Барзанджи и Кази Мухаммеду, вместе с тем сумел институционально организовать массовое освободительное движение, превратив Демократическую партию Курдистана в мощный двигатель национально-освободительной борьбы. Именно это способствовало тому, что Барзани смог продержаться на протяжении 14 лет в качестве фактического правителя Иракского Курдистана (по крайней мере, его горных районов, размерами с Ливан и с населением более миллиона человек); тому, что он впервые сумел вывести курдский вопрос на международный уровень и наконец тому, что даже с поражением Сентябрьского восстания в марте 1975 года дело Барзани не сошло на нет, а продолжилось, чтобы дать ныне такие блестящие плоды.


Мустафа Барзани родился в марте 1903 года в селении Барзан, и был последним из нескольких сыновей барзанского шейха Мухаммеда, из суфийского ордена Накшбанди, который был наследственным духовным лидером и главой группы курдских племен, известной под названием "барзанцы". Отец умер, по одним сообщениям, вскоре после рождения Мустафы, по другим – еще до его рождения. Возглавивший племя старший брат Мустафы, шейх Абдул-Салям, вскоре поднял восстание против султана, но потерпел поражение и был вынужден скрываться в ассирийском монастыре, тогда как его семья оказалась в тюрьме – в результате тюремные воспоминания, по его собственным словам, оказались первыми детскими воспоминаниями Мустафы. Впоследствии Абдул-Салям смог помириться с турецким правительством и вернуться в Барзан.


В результате нового восстания в марте 1914 года на барзанцев вновь обрушились репрессии, а семья шейхов была выслана в Сулейманию. Сам Абдель-Салям ненадолго бежал в Россию; с началом же Первой мировой войны начал в Иранском Курдистане активную агитацию, пытаясь поднять курдские племена против турок, но был вероломно захвачен протурецкой частью племени шекак и выдан туркам. Он был повешен в конце 1914 или начале 1915 года в Мосуле на глазах у 11-летнего Мустафы.
Несмотря на относительно высокий социальный статус, семья шейхов Барзана жила скромной крестьянской жизнью, особенно после того, как Абдул-Садяма, который распределил все барзанские земли поровну между своими подданными. "Подобно любому курдскому мальчику - писал с его слов американский журналист Дана Адамс Шмидт - Молла Мустафа учился охотиться. Он стрелял куропаток, которые так быстро бегают среди одиноких дубов Курдских гор. Он стрелял также кабанов медведей. Молла Мустафа работал на отцовской ферме. Он учился пахать и гонял по холмам коз и овец, как любой мальчик-пастух. Он даже собирал орехи дикого дуба, которые собирали и продавали крестьяне высокогорья для кожевенных заводов юга." Детство и юность, проведенные среди простых барзанцев, позволили впоследствии Молле Мустафе дали ему то понимание заботы, интересов и психологии рядовых курдов, которое, в сочетании с личными выдающимися качествами, в конечном итоге и сделало его харизматическим лидером народа.
Воспитанием Мустафы руководили старшие братья – Абдул-Салям и Ахмед, которого он на протяжении всей своей жизни почитал, как отца. Именно братья привили Мустафе глубокую, но в то же время ровную, лишенную всякой аффектации и тем более фанатизма и нетерпимости религиозность, а также обостренное чувство справедливости, бывшее самым притягательным его качеством на протяжении всей жизни.


В марте 1914 года шейх Абдул-Салям поднял новое восстание, которое было вновь подавлено; Абдул-Салям ненадолго бежал в Россию, но узнав о начале мировой войны вернулся в Курдистан, чтобы вести повстанческую агитацию среди курдских вождей, был схвачен и повешен в Мосуле. Эта казнь состоялась на глазах 11-летнего Мустафы. Семья была сослана в Сулейманию, в медресе которого Мустафа до 14-летнего возраста продолжал религиозное образование, начатое в медресе Барзана. В конечном итоге, его образование носило чисто средневековый характер и сводилось к знанию и толкованию Корана, к которому прибавлялось также знание классической арабско-персидской поэзии, большим поклонником которой являлся Молла Мустафа. Понятно, что для тех проблем и задач, с которыми он столкнулся в ходе своей жизни и политической деятельности, этого было более чем недостаточно; однако природный ум Барзани помог ему преодолеть недостаточность образования.


Как видно, с самого детства Барзани жил в атмосфере, буквально пропитанной идеей борьбы за курдские национальные права и более узко – за свободу племени барзан. Ахмед, ставший шейхом после смерти Абдель-Саляма, был не менее последовательным курдским националистом, чего его старший брат. Неудивительно, что с падением Османской империи 16-летний Мустафа оказывается в центре событий, связанных с курдским движением – он участвует в восстаниях барзанцев против англичан, командует отрядом, направленным в Сулейманию на помощь Махмуду Барзанджи, участвует в совещании курдских лидеров в Ване, где встречается с шейхом Саидом Пираном – будущим героем восстания в Турции. В 1932 году барзанцы восстали вновь – на этот раз против иракского правительства, в тогда состоялся боевой дебют Мутсафы в качестве самостоятельного командира – он со своим отрядом наголову разгромил колонну иракской армии. После подавления восстания последовала эмиграция в Турцию, возвращение под гарантии багдадского правительства, затем вероломный арест и ссылка.


В 1943 году Барзани с помощью патриотической организации "Хива" (одна члены которой впоследствии вошли в состав ДПК) бежит из Сулеймании, где он находился в ссылке, в Иран, собирает там отряд и вторгается в Барзан. Именно с этого момента, начинается биография Барзани как повстанческого лидера: шейх Ахмед находился тогда в ссылке, и даже будучи возвращен из нее по условиям договора Моллы Мутсафы с правительством, фактически уступил младшему брату политические и военные дела, оставшись лишь духовным лидером племени. Барзанское восстание 1943-45 годов стоит как бы посередине между племенными восстаниями барзанцев более раннего периода и гигантским общенациональным восстанием 60-х годов, известным как Сентябрьская революция. В ходе этого восстания, впервые была выдвинута четко сформулированная политическая программа, сводившаяся к предоставлению курдам автономии; на основе этой программы велись переговоры с Багдадом, и даже было подписано соглашение с тогдашним премьером Нури Саидом, впрочем не утвержденное парламентом. Была налажена связь с политическими организациями, прежде всего движением "Хива" ("Надежда") - очевидно, именно интеллигенты из Хивы, некоторые из которых были присланы к Барзани даже самим иракским правительством в качестве офицеров связи, помогли Барзани четко сформулировать свою программу. Через них же Барзани пытался наладить дипломатическую работу, создав свое представительство в Бейруте и через него публикуя заявления и рассылая обращения в иностранные посольства, в том числе советское. Наконец, пользуясь передышкой, предоставленной ему перемирием с Багдадом, Барзани развивает широкие усилия, чтобы создать единый фронт курдских вождей, превратив барзанское восстание из племенного в действительно общенациональное. Однако в тот раз все усилия оказываются тщетными.

Следует отметить, что временная уступчивость багдадского правительства объяснялась давлением Англии, которая, ведя тяжелейшую войну, не хотела иметь в тылу у себя очаг мятежа. Победа над Гитлером, увы, означала в то же время приговором барзанскому восстанию. Англия перебросила в Ирак значительные силы бронетехники и особенно авиации, после чего Багдад заговорил с барзанцами совершенно другим языком. 8 августа 1945 года на Барзан была двинута армия. Курдские вожди, клявшиеся Барзани в союзе и верности, не посмели вступить в борьбу с англичанами, и барзанцы оказались одни. После двух месяцев боев все племя барзан, численностью 10 тысяч человек, покинуло родиные места и ушло в Иранский Курдистан, на ту территорию между советской и британской зонами оккупации, где уже готовилось провозглашение Мехабадской республики. Следует отметить, что это решение было принято не спонтанно: уже весной 1945 года Барзани наладил отношения с советскими оккупационными властями в Иране и принимал в Барзане советских агентов.

1946-47 годы – пожалуй, наиболее овеянная легендами полоса в биографии Барзани. Для того, чтобы понять положение Барзани в провозглашенной в январе 1946 года Мехабадской республике, следует иметь в виду один факт, часто упускаемый из виду курдской историографией. А именно: республика не имела внутренних военных ресурсов. Республика была делом рук горожан и интеллигенции, она не пользовалась поддержкой традиционных племенных лидеров, которые были лишены представлений о курдском патриотизме и, как показали дальнейшие события, в любой подходящий момент были готовы выразить свою лояльность шаху. В такой ситуации барзанцы оказались единственной реальной военной силой республики, а Барзани естественным образом стал ее главнокомандующим. Кстати, именно в это время в окружении Барзани возникает идея создания Демократической партии Иракского Курдистана. Однако инициатором, вопреки легендам, был не сам Барзани, а группа интеллигентов (главным образом офицеров), сложившаяся вокруг него во время Барзанского восстания, во главе с Хамзой Абдуллой (так называемый комитет "Азади"). Именно Абдулла проделал всю необходимую организационную работу, результатом которой явился съезд в Багдаде 16 августа 1945 года, создавший из членов нескольких существовавших ранее курдских политических групп новую ДПК, председателем которой был избран Барзани.
Сам Барзани в это время находился со своим отрядом в Иранском Курдистане, защищая молодую республику. После падения республики в декабре 1946 года барзанцы оказались в почти безвыходном положении, и Барзани пришлось призвать на помощь все свое военное и дипломатическое искусство. Как полководец, он отбивал атаки иранских войск; как дипломат, он тянул переговоры с шахом, обсуждая с ним условия разоружения и сдачи барзанцев. Таким образом Барзани удалось переждать зиму, с наступлением же весны 1947 года было принято решение: большей части племени под руководством шейха Ахмеда возвращаться в Ирак, где участникам восстания была объявлена амнистия; сам же Барзани с желающими собирался прорваться в СССР. Поход Барзани во главе пятисот добровольцев из Ирака в СССР не случайно овеян легендами; после жестокой борьбы с голодом в высокогорных районах, курдам пришлось встретиться с численно многократно превосходящей их иранской армией, пытавшейся уничтожить "бунтовщиков". Но именно здесь полководческий гений Барзани показал себя во всей силе: ускользнув изо всех ловушек, разгромив в решающем сражении под Маку противостоявшие ему иранские части, Барзани прорвался к Араксу и самым последним перешел реку, 17 июня 1947 года ступив на советский берег.
В Советском Союзе, как известно, барзанцы встретили далеко не тот прием, на который надеялись: правда, сначала из них сформировали воинскую часть и начали давать им военное обучение, но затем часть расформировали, рядовых барзанцев сослали на спецпослеление, а самого Барзани отправили в небольшой поселок на Аральском море. В 1952 году Барзани вернули в Ташкент, а барзанцев поселили вокруг Ташкента; но фактически, это все-таки оставалось ссылкой. Излагать причины таких зигзагов советской политики здесь не место; важно только отметить, что Барзани в любой ситуации думал прежде всего о своих соратниках, обращаясь к Москве с потоком просьб о том, чтобы его людям было позволено учиться, а ему самому – организована встреча со Сталиным. Со смертью Сталина все изменилось; однако произошло это не само собой, а благодаря дерзкому поступку Барзани, который сумел сбежать из Ташкента, прилетел в Москву и потребовал встречи с лидерами СССР. В результате Хрущев взял курдского товарища, так сказать, под личное покровительство, благодаря чему были удовлетворены все просьбы Барзани относительно его соратников, а сам он получил возможность учиться в военной академии имени Фрунзе и одновременно заниматься с преподавателями Высшей партийной школы. Эти занятия в высшей степени расширили теоретический кругозор Барзани, но, конечно, не могли изменить его уже вполне сложившегося к тому времени мировоззрения; он отдавал дань социалистическим идеям, которые гармонировали и с традициями его семьи, но в высшей степени критически относился к практике советского коммунизма. Разумеется, как хороший дипломат, он не высказывал публично своих взглядов на советский строй, приберегая их только для особо доверенных людей. И только впоследствии, когда Барзани, уже в качестве лидера курдского восстания, начал давать интервью западным корреспондентам, и друзья, и враги увидели, что Барзани вовсе не является тем "красным муллой" и "человеком Москвы", каким его до сих пор считали.

В 14 июля 1958 года произошла революция в Ираке, свергнувшая монархию и прозападный режим Нури Саида. Барзани возвращается в Ирак, и на протяжении трех лет является одним из самых влиятельных политических деятелей иракской сцены и, пожалуй, в качестве героя борьбы против монархии и колониализма, самый авторитетный из них (не считая, разумеется, премьер-министра Касема). Именно с этого момента он непосредственно принимает руководство Демократической партией Курдистана. С лидером революции генералом Касемом у него устанавливаются внешне наилучшие отношения, хотя в душе проницательный Барзани сразу проникся к генералу антипатией, считая его самовлюбленным лжецом. Это не мешало Барзани пользоваться слабостями Касема и льстить ему. Так, впоследствии Барзани со смехом рассказывал Шмидту, как он уверил Касема, что видел на Луне его портрет – и Касем не усомнился в этом.
Курды требовали для себя автономии – требование, которое Касем не удовлетворил, да и объективно не мог удовлетворить, не потеряв поддержки арабских националистов. Между тем, сам Касем со временем все более склонялся к союзу с последними, в то время как в Курдистане нарастало возбуждение. Отношения между Багдадом и курдами все более обострялись. Осенью 1960 года Барзани под предлогом присутствия на Ноябрьских торжествах приезжает в Москву, где ведет переговоры о снабжении курдов оружием на случай восстания. Касем, хотя конечно, и не мог знать всех подробностей переговоров, догадался, что Барзани ведет игру за его спиной – результатом стал окончательный разрыв между этими двумя политиками. Весной-летом 1961 года власть в Курдистане фактически находилась в руках ДПК, и сложилась ситуация, которую некоторые наблюдатели характеризовали как "восстание". Следует отметить, что сам Барзани не был инициатором выступления против Багдада: он считал, что курды еще не готовы к успешному восстанию, и пытался охладить слишком горячие головы. Однако он уже не был властен над ситуацией. Касем сосредоточил свои войска на границах Куристана и в середине сентября с боями ввел их в регион. Наскоро собранные, неорганизованные и недисциплинированные отряды курдов были легко рассеяны, и только Барзан остался единственным центром сопротивления. В октябре, когда возможности сопротивления Барзана были исчерпаны, Барзани покинул его с 600 своими бойцами, распустив слух, что он якобы ищет убежища в Сирии. Касем заявил о своей победе. Но то, что казалось бегством Барзани, именно и стало началом настоящего восстания. Со своим бойцами Барзани начал триумфальное шествие по Курдистану, поднимая и присоединяя к себе племя за племенем. Войска, пытавшиеся воспрепятстовать, были разбиты, и уже зимой 1961 года Барзани установил свой контроль над значительной частью горного Курдистана. На фоне успехов Барзани, Политбюро ДПК решилось формально провозгласить восстание, и Ибрагим Ахмед с Джалалом Талабани начали организовывать партийные партизанские силы в Сулейманийском регионе. С наступлением весны 1961 года Барзани предпринимает новый поход, соединяется с сулейманийцами и отрядами, действовавшими в районе Эрбиля, получает выход к иранской границе (что имело огромную важность в вопросе снабжения), блокирует иракские части под Ревандузом и к концу лета уже полностью контролирует территорию размером примерно с Ливан и с населением более миллиона человек, которая с тех пор получила название "Свободный Курдистан".
Здесь не место подробно останавливаться на ходе Сентябрьского восстания. Достаточно сказать, что с 1962 до начала 1970 года трижды заключались перемирия и трижды возобновлялись военные действия. Массированные наступления иракской армии летом сменялись контрударами курдских повстанцев осенью-зимой, после чего режим выяснял, что у него нет сил для продолжения войны. Некоторым отступлением от этого сценария явилась только кампания 1966 года, когда практически в самом начале кампании, в мае, курды провели удачную операцию отражению атаки иракских сил на высоты под Ревандузом, завершившуюся полным разгромом противника и подписанием очередного мирного соглашения. По сути дела битва под Ревандузом была образцом не партизанской, а регулярной тактики, и вся операция была осуществлена по планам военных специалистов – бывших офицеров иракской армии. Это показывает возросший потенциал пешмарга Барзани, которые из разрозненных партизанских отрядов и племенных ополчений за несколько лет превратились в хорошо организованную и четко действующую военную машину.
Одновременно, Барзани создает и государственную структуру Свободного Курдистана. Следует отметить, что необходимой предпосылкой для этого было утверждение полной власти Барзани в партии, произошедшее в 1964 году в результате разгрома так называемой "фракции Ибрагима Ахмеда", иначе "фракции Политбюро" (о подоплеке и значении этого конфликта будет сказано ниже). Было создано законодательное собрание под названием "Совет революционного командования Курдистана" и его исполнительный орган, который так и назывался – "Исполнительный комитет" ("Мактаб Танфизи", состоявший из восьми ведомств наподобие министерств. Совет революционного командования утвердил “Дастур” - конституцию и одновременно свод законов Курдистана, куда вошли также те из иракских законов, которые Совет счел приемлемыми. Была назначена местная администрация, во главе которой стояли четыре губернатора; на содержание государственного аппарата и пешмарга взимались налоги в виде доли урожая (натурой) и процента с заключенных сделок. Словом, в середине 60-х годов Свободный Курдистан окончательно принял характер правильно функционирующего государства, несмотря на то, что формально независимость не провозглашалась.

В 1969 году военные действия возобновились, на этот раз впервые по инициативе Барзани. Этот факт демонстрирует, насколько выросла уверенность Барзани в своих силах. С такой ситуацией столкнулись баасисты, недавно пришедшие к власти. Сил для войны и тем более надежды на победу у них не было, и Багдад начал переговоры с Барзани, выразив согласие на признание за курдами права на автономию. По иронии судьбы, главным лоббистом мирного решения в Багндаде являлся Саддам Хусейн, которому достижение мира с курдами было необходимо из собственных политических соображений. 11 марта 1970 года в деревне Навпардан Саддам и Барзани подписали договор, известный в истории как "мартовский манифест" (для сохранения лица баасистского правительства, было решено, что он будет провозглашен как односторонний манифест Багдада).
Договор признавал право курдов на автономию и устанавливал 4-летний срок для разработки соответствующего закона. Предполагалось, что за этот срок будут решены все вопросы, разделявшие курдов и Багдад, и прежде столь знакомый нам поныне вопрос о границах автономии и о принадлежности Киркука. Фактически обе стороны рассматривали 4-летний период как передышку и, продолжая переговоры, вновь начали готовиться к войне. К моменту заключения Мартовского соглашения, Барзани имел за собой традиционную поддержку Москвы, а также установленные в ходе восстания тесные отношения с врагами Ирака – шахским Ираном и Израилем. В 1973 г. Саддам Хусейн заключает Договор о дружбе и сотрудничестве с СССР и, опираясь на поддержку СССР, национализирует нефть. Немедленно после этого, президент США Никсон утвердил план ЦРУ о передаче Барзани 16 миллионов долларов на протяжении трех лет (из них 6 млн. наличными, остальные - в виде оружия). Таким образом, Барзани лишился советской поддержки, но взамен ее приобрел американскую. С другой стороны Саддам Хусейн, опираясь на нефтяные доходы, лихорадочно перевооружал и реорганизовывал армию, в громадных масштабах закупая в СССР оружие, в особенности авиацию и бронетехнику, и завозя оттуда же военных специалистов. Таким образом – в переговорах, за кулисами которых велись военные приготовления, дипломатические интриги и даже готовились теракты (багдадская разведка организовала два покушения на Барзани) – прошли отведенные на разработку закона четыре года. 11 марта 1974 года Багдад в одностороннем порядке принял закон о курдской автономии, который создавал, фактически, марионеточную автономию со столицей в Эрбиле на небольшой части земель этнического Курдистана. Барзани закона не признал, и в Курдистане вновь началось всеобщее восстание, самое массовое изо всех бывших доселе. Ожесточенные бои на этот раз велись, фактически, двумя регулярными армиями. При этом Иран все более и более открыто вмешивался в войну на стороне курдов. Несмотря на накопленное материально-техническое превосходство, режим Саддама не сумел добиться успеха и к зиме 1975 года окончательно растратил свои ресурсы и выдохся. Барзани планировал на весну широкомасштабное настпуление…
Однако Ирану, в конечном итоге, была невыгодна победа курдов, так как она подавала "дурной пример" его собственному курдскому меньшинству. Поддержкой курдов Иран решал, прежде всего, собственные пограничные проблемы с Багдадом, и когда Саддам высказал готовность капитулировать перед шахом по интересующим того вопросам, у шаха не было резонов отказать. 5 марта 1975 г. в городе Алжире был заключен иракско-иранский договор, который урегулировал в пользу Ирана все пограничные споры, прежде всего вопрос о пограничном режиме реки Шатт-эль-Араб. За это шах обязался отказаться от поддержки курдских повстанцев. Американцы одобрили этот договор, так как искали путей к налаживанию отношений с Багдадом, чтобы вывести его из-под одностороннего советского влияния.
Вернувшись в Тегеран, шах выставил перед Барзани ультиматум: в определенный срок сложить оружие, после чего желающие могут получить убежище в Иране. В противном случае, он грозил блокадой Свободного Курдистана и присоединением к Ираку в операциях против курдов.
 Это был смертный приговор курдскому восстанию. И хотя у курдов, как казалось, было вполне достаточно людей и ресурсов, и они прочно занимали свои позиции, Барзани понял, что в долгосрочной перспективы курды обречены на поражение, которое неизбежно сопровождалось бы геноцидом. Принятие иранского предложения об убежище являлось единственным способом спасти людей. 19 марта было принято решение о прекращении сопротивления, а 22 марта Барзани навсегда покинул Ирак. Курдское восстание, продолжавшееся 13 лет, стоившее громадных жертв и долгое время приносившее невиданные успехи, потерпело полное поражение в течение нескольких дней.
В результате потрясения, у Барзани уже весной 1975 года открылся рак, и вскоре он был вынужден выехать в США на лечение. И в США он, Смертельно больной, он пытался, как мог, служить курдскому народу, встречался с американскими политиками и конгрессменами, писал письма вновь избранному президенту Джимми Картеру, призывая его поддержать курдов. Свержение шаха вселило в Барзани, находившегося уже на пороге смерти, новые надежды, и он начал готовиться к вылету в Иран. Но в Иран он прибыл только мертвым: накануне вылета, вечером 2 марта 1979 года, в клинике Джорджтаунского университета в Вашингтоне сердце Барзани перестало биться.

Теперь, уже с достаточного исторического расстояния оценивая личность Мустафы Барзани, мы можем с полным правом отметить, что он по праву должен стоять в ряду наиболее выдающихся исторических деятелей. Показательно, что его, без преувеличения, гениальный политические, дипломатические, военные способности соединялись с чрезвычайно высоко развитым нравственным чувством, что вообще-то является редкостью в истории и политике. Если проанализировать причины успехов Моллы Мустафы, то, кроме личной гениальности, следует отметить прежде всего его глубокую культурную и ментальную связь с простонародными курдскими массами. Именно этого, между прочим, отличало его от его оппонентов и соперников в курдском национальном движении, среди которых были такие выдающиеся интеллектуалы, как Ибрагим Ахмед. Выступая от имени народа против "феодала" Барзани, они, как показала жизнь, не получили и не могли получить реальной поддержки широких курдских племенных масс; их представление о народе было не более, чем кабинетными схемами, почерпнутыми из социалистической литературы, тогда как именно Барзани было дано реально чувствовать душу и пульс курдского крестьянина, как впрочем и курдского ага. На этот момент следует обратить особое внимание вот по какой причине. Сложился миф, будто ДПК Ирака – чуть ли не единоличное творение Барзани. Беспристрастный взгляд на факты показывает, что это не так. Как было показано, хотя Барзани и числился председателем ДПК с первого дня его основания, партия была организована в отсутствие Барзани и первые 12 лет ее существования Барзани чисто физически не имел возможности руководить партией. Ключевую роль в организации ДПК сыграл Хамза Абдулла, ставший ее первым Генеральным секретарем; в значительную политическую силу партию превратил преемник Абдуллы, Ибрагим Ахмед. Было бы и антинаучно, и несправедливо вычеркивать эти имена из истории партии из-за дальнейших зигзагов политической судьбы этих людей. Барзани не организовал ДПК, да и, по своему тогдашнему положению военного и племенного лидера, не мог ее организовать; ДПК была организована курдской интеллигенцией слиянием ранее существовавших групп. Историческая заслуга Барзани, однако, в том, что, используя свой авторитет, свою харизму и свое знание души простого курда, он сумел объединить организационный потенциал ДПК с силой массового народного движения, для чего ему пришлось железной рукой пресечь в партии левацкие и сектантские тенденции, не щадя при этом и старых друзей. В этом отношении поучительно напомнить о борьбе прокоммунистической фракции Хамзы Абдуллы с фракцией Ибрагима Ахмеда. Барзани тогда поддержал Ибрагима Ахмеда, которого он лично никогда не переносил, и настоял на исключении из партии Хамзы Абдуллы, который был его старым боевым соратником и которого он всегда по-человечески высоко ценил и уважал, поскольку на карту было принципиально поставлено политическое будущее партии: станет ли ДПК представлять собой самостоятельную политическую силу, или она будет являться придатком компартии и повторять за коммунистами все их политические телодвижения, приказы о которых в конечном счете (как хорошо знал и понимал Барзани) исходили из Москвы. События осени 1961 года наглядно показали, что именно связь партии с племенным движением, лидером и символом которого явился Барзани, была залогом успеха восстания. Здесь следует напомнить, что ввод иракских войск в Курдистан в сентябре 1961 года привел руководство партии в состояние растерянности; наскоро организованные партийные отряды, как оказалось, не представляли собой реальной боевой силы; и только то, что Барзани удалось поднять племенные ополчения, спасло восстание от бесславной гибели в первый же момент. Только на фоне успехов Барзани, Политбюро ДПК решилось формально провозгласить восстание и организовало собственные отряды в Сулейманийском регионе, однако это чисто партийное партизанское движение под эгидой Политбюро оказалось относительно слабым на фоне того поистине всенародного движения, которое поднял непосредственно Барзани. Антагонизм между Барзани и руководившими партией интеллектуалами во главе с Ибрагимом Ахмедом достиг пика в 1964 году. Не пересказывая здесь всех перипетий борьбы, следует только отметить, что съезд партии показательно расставил все по своим местам, продемонстрировав буквально всеобщую поддержку Барзани среди партийных масс: генеральный секретарь Ибрагим Ахмед и члены Политбюро были подавляющим большинством голосов исключены из партии, а дальнейшие попытки их немногочисленных сторонников вооруженной рукой воспротивиться реализации решения съезда были без труда пресечены, и фракция Ибрагима Ахмеда оказалась вытесненной из Ирака. Я подробно останавливаюсь на этих событиях потому, что здесь совершенно очевидно проявилась роль Барзани как связующего звена между традиционными племенными массами и националистически ориентированными политическими активистами. Без такого политического инструмента, как ДПК, было возможно лишь очередное племенное восстание; но и ДПК, пойди она по тому пути, на который толкала ее левая интеллигенция – не смогла бы обеспечить массовой всеобщей поддержки и организовать действительно общенародное восстание. Без Барзани, во главе с людьми типа Ибрагима Ахмеда, ДПК, возможно, смогла бы организовать партизанскую войну; но Свободный Курдистан был бы невозможен. Могучая фигура Барзани стала символом курдского народа, воплотила в себе надежды и чаяния курдов изо всех частей Курдистана и показала миру, что курды существуют, что они могут не только страдать, но и бороться, и не только бороться, но и побеждать. В краткосрочной исторический перспективе, Барзани потерпел поражение; но со временем все более и более ясным становится, что в долгосрочном отношении Барзани остался победителем – одним из немногих политиков 20 века, чье дело продолжает жить и развиваться в веке 21-м.


поделиться ссылкой в Ya.Ru поделиться ссылкой в ВКонтанте поделиться ссылкой в LiveJournal поделиться ссылкой в FaceBook'е поделиться ссылкой в Одноклассниках поделиться ссылкой в МоемМире на Mail.Ru поделиться ссылкой в FriendFeed поделиться ссылкой в МоемКруге поделиться ссылкой в MySpace поделиться ссылкой в Memori поделиться ссылкой в Twitter'е поделиться ссылкой в Google Buzz

еще нет ниодного комментария...

Вы не можете оставлять комментарии.
Войдите или зарегистрируйтесь
еще в рубрике

Справедливое решение курдской проблемы – залог региональной стабильности и безопасности

2020-07-08 Станислав Иванов, Kurdistan.Ru
Справедливое решение курдской проблемы – залог региональной стабильности и безопасности

Курдский вопрос или курдская проблема настолько широкие понятия, что их невозможно однозначно сформулировать или раскрыть даже в десятках научных диссертаций...

Над Анкарой нависла тень широкой антитурецкой коалиции

2020-07-07 Станислав Тарасов, regnum.ru
Над Анкарой нависла тень широкой антитурецкой коалиции

Намеченный на 13 июля совет министров иностранных дел ЕС обещает стать интригующе интересным. Дело в том, что накануне глава МИД Греции Никос Дендиас после переговоров в Афинах со своим кипрским коллегой Никосом Христодулидисом заявил...

Анкара и Тегеран озаботились сирийской нефтью?

2020-07-05 Станислав Иванов, Kurdistan.Ru
Анкара и Тегеран озаботились сирийской нефтью?

На прошедшей 1 июля 2020 года видеоконференции руководителей России, Турции и Ирана в Астанинском формате вновь прозвучал тезис о необходимости вывести войска США с Восточного берега реки Евфрат и отобрать нефтегазовые месторождения у курдов и местных ара

Единство, скрепленное доблестью: участие представителей этнических меньшинств в сражениях за Кубань и Крым (1941-1943)

2020-07-04 Николай Бугай, Kurdistan.Ru
Единство, скрепленное доблестью: участие представителей этнических меньшинств в сражениях за Кубань и Крым (1941-1943)

Великая Отечественная война Советского Союза против немецко-фашистских захватчиков победоносно завершилась 75 лет назад, однако ее события, итоги и уроки до сих пор не утратили своего решающего значения для наших соотечественников...

К попытке реанимации Астанинского формата

2020-07-02 Станислав Иванов, Kurdistan.Ru
К попытке реанимации Астанинского формата

1 июля 2020 года президенты России, Ирана и Турции провели переговоры по сирийскому урегулированию — встреча прошла в режиме видеоконференции...

Борьба за власть и деньги в ближайшем окружении Асада обостряется

2020-06-28 Станислав Иванов, Kurdistan.Ru
Борьба за власть и деньги в ближайшем окружении Асада обостряется

В статье Валида ан-Нофаля "Кто заменит Рами Махлуфа: новые олигархи Сирии?" рассматривается как бы изнанка асадовского режима: интриги и подковерная борьба в Дамаске за власть, ресурсы и бизнес...

Курдские племена - Часть II

2020-06-12 Kurdistan.Ru
Курдские племена - Часть II

Регион Мазандаран (Mazandaran) – все племени в этом регионе в основном говорят на диалекте курманджи и придерживаются Ислама суннитского толка. Но есть среди них и последователи шиизма и алевизма...

Курдские племена - Часть I

2020-06-11 Kurdistan.Ru
Курдские племена - Часть I

Курды являются одним из главных народов, создавших Месопотамскую цивилизацию. Они обладали большим влиянием в этой географии и создали множество крупных государств, в том числе и Мидийскую империю...

"Трианонский" и "севрский" комплексы Орбана и Эрдогана

2020-06-09 Станислав Тарасов, regnum.ru
"Трианонский" и "севрский" комплексы Орбана и Эрдогана

Трианонский и Севрский договоры 1920-х годов могут начать определять контуры американской и западной дипломатии в Европе и на Ближнем Востоке...

Кто и как выдавливает Турцию с Ближнего Востока

2020-06-03 Станислав Тарасов, regnum.ru
Кто и как выдавливает Турцию с Ближнего Востока

Недавно американское издание The National Interest выступило со статьей, в которой утверждается, что многое, если не всё, в понимании происходящего на Ближнем Востоке зависит от того, какое прочтение политической карты предпочитают или предлагают отдельны

Запечатленные в эпосах - Часть VI

2020-06-01 Анаре Барbе Бала, Kurdistan.Ru
Запечатленные в эпосах - Часть VI

Большой интерес в курдской литературе вызывает красочное описание природы. В общем, а в некоторых жанрах фольклора особенно, например, в эпосах, сюжеты любви и героизма от начала и до конца протекают в лоне природы...

Сотрудничество России с режимом Асада несет большие риски

2020-05-31 Станислав Иванов, Kurdistan.Ru
Сотрудничество России с режимом Асада несет большие риски

В российских СМИ сообщается о намерениях российского руководства расширить военное сотрудничество с правительством Асада в Сирии...

Запечатленные в эпосах - Часть III

2020-05-26 Kurdistan.Ru
Запечатленные в эпосах - Часть III

Глава III - Восхищение женщиной в курдском фольклоре

"Нож Курдистана" вонзается в Ближний Восток и Закавказье

2020-05-26 СтаниславТарасов, regnum.ru
"Нож Курдистана" вонзается в Ближний Восток и Закавказье

Курды, которые могут с выгодой для себя использовать войну в Сирии, планируют фрагментировать все те государства, в которых проживают – Ирак, Иран, Турцию, Сирию, Азербайджан и другие...

Кто блокирует пути к независимости Иракского Курдистана?

2020-05-25 Станислав Иванов, Kurdistan.Ru
Кто блокирует пути к независимости Иракского Курдистана?

Казалось бы, вековая мечта миллионов иракских курдов оказалась близка к осуществлению уже в сентябре 2017 года. Именно тогда референдум в Курдском регионе Ирака открыл дорогу к реализации законного права населения Иракского Курдистана...

Мирза Слоян - человек-легенда

2020-05-19 Юрий Дасни
Мирза Слоян - человек-легенда

Историческая личность, как правило, является избранником судьбы и не зависит от волеизъявления общества. Она живет невидимо от людских глаз и обнаруживает себя с годами, своими добрыми деяниями и особыми заслугами перед своим народом...

Запечатленные в эпосах (Часть II)

2020-05-19 Анаре Барие Бала
Запечатленные в эпосах (Часть II)

В курдском фольклоре одними из самых замечательных памятников устного народного творчества являются эпосы. Известно, что эпосы создавались на основе исторических событий, связанных с борьбой за свободу, и они сами хранили в себе дух этой свободы...

Иракский Курдистан пытаются взорвать изнутри

2020-05-19 Станислав Иванов, Kurdistan.Ru
Иракский Курдистан пытаются взорвать изнутри

30 апреля 2020 года Совет провинции Сулеймания учредил Комитет, который якобы будет работать над предложениями по децентрализации Иракского Курдистана в целях большей финансовой и экономической самостоятельности провинций и городов региона...

Властям Ирака и Иракского Курдистана пора бы власть употребить

2020-05-15 Станислав Иванов, Kurdistan.Ru
Властям Ирака и Иракского Курдистана пора бы власть употребить

В России широко известна поговорка: "А Васька слушает, да ест!" из популярной басни Крылова "Кот и повар"...

Аль-Каземи как "канал связи" между Вашингтоном и Тегераном в Ираке

2020-05-14 Станислав Тарасов, regnum.ru
Аль-Каземи как "канал связи" между Вашингтоном и Тегераном в Ираке

Из Багдада, где парламент поддержал состав кабинета министров премьера Мустафы аль-Каземи, тем самым завершая почти шестимесячный политический кризис, поступают сообщения интригующего свойства...

Курды и Езиды одна судьба одна дорога

2020-05-09 Юрий Дасни
Курды и Езиды одна судьба одна дорога

Курды – это езиды или езиды – это курды, или это два разных народа? Вопрос, который будоражит курдско-езидское население мира на протяжении многих десятилетий....

другие возможности
Прямая трансляция KurdistanTV
Прямая трансляция KurdistanTV
Июль
ПнВтСрЧтПтСбВс
293012345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031
На правах рекламы
Смотрите канал KurdistanRuVideoNews
Смотрите наш канал на YouTube

Смотрите канал KurdistanRuCollect

Kurdistan Democratic Party

Опросы
Считаете ли вы, что пандемия коронавируса может способствовать восстановлению мира на Ближнем Востоке?

да

Нет

Не знаю

На правах рекламы
Kurdistan.Ru в социальных сетях


Наша акция
Спасите Хасанкейф!
Наша реклама
Наши партнеры

Translate this page
Технологии Переводчик

© 2000-2012 Kurdistan.Ru Все права защищены.
Использование материалов, размещенных на сайте Kurdistan.Ru, допускается только с указанием обратной активной ссылки на материал.
Мнение авторов может не совпадать с мнением редакции.

Новости
Статьи
Представительство
Диаспора
Фото
Видео
Опросы
Архив
Книги

Разработка, поддержка и поисковая оптимизация осуществляется организацией ICHI Ltd.

Яндекс.Метрика